Читки в метро и обучение противовоздушной обороне: как Светловка и другие библиотеки работали в войну

Читки в метро и обучение противовоздушной обороне: как Светловка и другие библиотеки работали в войну
08.05.2020

Библиотека им.М.А.Светлова — известная многим как Светловка - появилась в жилом доме номер 1 на Большой Садовой улице в апреле 1941 года, всего за два месяца до начала Великой Отечественной войны. Тогда горожане знали ее как Городскую юношескую библиотеку — она стала первой библиотекой для молодежи. Открыв читателям свои двери накануне войны, Светловка не закрывала их даже в тяжелое военное время. В этой статье мы расскажем о том, почему появилась Светловка прямо перед войной и как жили библиотеки в военное время.

Пропаганда чтения среди молодежи

На начало 1941 года в Москве было уже сто библиотек — достаточное количество для большого города с населением примерно в 4 млн человек. Однако в следующие месяцы в столице открылись еще две библиотеки — районная и городская юношеская, будущая Светловка. Спустя месяцы начнется война, над Москвой будут совершаться налеты, а люди — прятаться в подвалах, метро, бункерах. Встает вопрос: зачем в предвоенных условиях появилась необходимость в открытии новых библиотек? Чтобы это разъяснить, необходимо на время окунуться в прошлое, вспомнить историю и свидетельства тех лет.

До войны со всех сторон шел разговор и о пропаганде чтения, и патриотическом воспитании среди молодежи, и, как следствие, о ключевой роли библиотек в выполнении этих миссий. Например, на Всесоюзной конференции ВКП(б) и на пленумах комсомола говорили о необходимости «усилить работу по патриотическому и коммунистическому воспитанию детей и юношества, по пропаганде книги и воспитанию молодого поколения на примерах образов положительных героев». Перед публичными библиотеками партия и комсомол поставили особые задачи, которые можно отследить в газетах тех лет. «Известия» писали, что «библиотека – источник знаний», «Комсомольская правда» опубликовала цикл интервью с молодыми писателями и заметки о массовых встречах с ними в библиотеках, «Литературная газета» сделала обзор «Библиотечное дело в СССР», «Пионерская правда» призывала «всем звеном записаться в библиотеку», а «Московский комсомолец» разместил серию «Коммунистическое воспитание и художественная литература», подчеркивая роль библиотек в приобщении детей и молодежи к «изучению и анализу образа положительного героя в советской литературе».

Иными словами — необходимо было привести советскую молодежь в библиотеку и заинтересовать ее правильной книгой. Однако на тот момент в Москве  среди сотни библиотек не было ни одной специализированной библиотеки для молодежи. Библиотеки, которая бы стала центром притяжения для юношей и девушек, базовой библиотекой МГК ВЛКСМ (прим. Московского городского комитета Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи). Библиотеки, где можно было бы сосредоточить все усилия «по пропаганде политических, патриотических и культурных знаний». Библиотеки, куда бы шла молодежь, где были бы интересные для них книги, куда приходили бы писатели и поэты. Так, в марте 1941 года, Управление по делам искусств Исполкома Моссовета и Бюро МГК ВЛКСМ принимают совместное решение об открытии в Москве Городской юношеской библиотеки — нынешней молодежной библиотеки им.М.А.Светлова. 

Станция Маяковская во время бомбежки, 1941
Станция Маяковская во время бомбежки, 1941

Безликое прошлое

История первых шагов жизни Светловки почти не дошла до наших дней. Постановления, приказы, сметы, списки, к сожалению, не сохранились. Первое упоминание о библиотеке есть лишь в городском сводном отчете за 1941 год «О работе библиотек сети Мосгороно за 1941 год». Из этого документа нам известно, что на конец года в фонде было 24 124 экземпляров книг, читателей было около 5 тыс., а работали в ней всего 5 человек. Как звали эту первую пятерку «бойцов», с которых началась история библиотеки на Большой Садовой, остается тайной. В военное время много что было потеряно: имена и фамилии, документы, книги... Остались лишь короткие вырезки, отчеты о работе московских библиотек в то время. По этим крупицам можно представить, как жила и Светловка всю войну.

Нелегкие времена

Библиотеки продолжали работать с читателями в течение всего 1941 года. Немногие из них закрылись: какие-то библиотеки были разрушены после бомбежек, в каких-то было невозможно находиться из-за холода. 

Во втором полугодии 1941 года в Москве участились воздушные налеты и началась массовая эвакуация населения и учреждений. Все меньше читателей стали приходить в библиотеки. К концу года  количество читателей снизилось на 82 тысячи. Как следствие, стали сокращаться и штаты сотрудников — количество библиотечных работников уменьшилось вдвое: из 742 человек работать остались всего 395. Почти вполовину сократилась и их заработная плата.

К концу первого года Великой Отечественной войны пять библиотек были законсервированы, а еще одна — полностью разрушена ударом фугасной бомбы. 

Зенитное орудие на крыше Концертного зала, 1941
Зенитное орудие на крыше Концертного зала, 1941

Библиотеки без книг 

За первый год войны только 76 московских библиотек предоставили свои отчеты. Бесследно исчезали книжные формуляры, читательские абонементы, документация и книги. Библиотеки порой в срочном порядке переезжали из помещения в помещение без учетов и подсчетов.

Комплектование фондов пришло в упадок. Последние три месяца 1941 года библиотеки совсем не получали средств на книги. А оставшиеся фонды стремительно пустели – списывались «ветхие» книги, а также книги, которые отправлялись в воинские части и госпитали (по указанию руководящих организаций «на постоянное пользование»). Росла читательская задолженность: библиотечные книги покидали Москву вместе с эвакуированным населением, учреждениями, предприятиями, воинскими частями или были просто оставлены в опустевших квартирах. В трудный момент для страны, для Москвы, вокруг которой сжималось вражеское кольцо, библиотеки выдавали книги для ополченцев – комплектовались целые библиотеки для тех, кто рыл окопы и ставил ежи. Возвращались ли книги с передовой? Вряд ли. Большинству книг было суждено навсегда покинуть стены библиотеки и не возвращаться. Городской статистический отчет за 1941 год нам рассказывает факты: «Выбыло книг – 132 тыс. Задолженность – 120 941 экз.». Это были невосполнимые и, к сожалению, неизбежные потери для библиотек и их сотрудников в тяжелое для страны время.

На страже самого ценного

В библиотеках шла героическая работа, порой подкрепленная лишь энтузиазмом и преданностью делу. Появился новый термин — «охрана книжных фондов». «Охрана» — в буквальном смысле слова. Наиболее ценные экземпляры сотрудники вывозили в надежные места. Огромное внимание работники уделяли безопасности книг: проводились противопожарные мероприятия, в читальных залах и хранилищах стояли ящики с песком, бочки с водой, ликвидировались завалы, очищались подсобки, было запрещено пользоваться электроприборами, спиртовками, керосинками.

Тверская улица, 1941. Окна библиотеки на Садовой тоже закрывали, но фанерой
Тверская улица, 1941. Окна библиотеки на Садовой тоже закрывали, но фанерой

Готов к труду и обороне

Библиотекари работали и учились почти на военном положении: они постоянно проходили инструктаж, посещали пропагандистские спецсеминары и политзанятия, слушали лекции и доклады по русской классической литературе, по литературе на естественнонаучные темы.

Также для библиотекарей регулярно проводились занятия по работе на абонементе (выдаче книг, подборкам литературы и пр.), по справочно-библиографической работе, по каталогизации, по истории ВКП(б), по изучению произведений классиков марксизма-ленинизма, по изучению оборонной литературы.

Учились библиотекари не только профессиональным навыкам, но и тому, что требовало время. Некоторые специально оканчивали курсы медсестер, становились донорами, инструкторами по противохимической обороне, изучали винтовки и гранаты.  В библиотеке им. А. С. Грибоедова весь коллектив окончил курс ПВХО («Противовоздушная и химическая оборона») и ГСО («Готов к санитарной обороне») и вел занятия по борьбе с зажигательными бомбами. Работники библиотеки им. Н. В. Гоголя обследовали дома и их готовность к противовоздушной и противохимической обороне. А в библиотеке им. А. С. Пушкина четверо работников окончили курсы медсестер, трое стали донорами, а остальные тринадцать помогали эвакуировать женщин с детьми, несли круглосуточное дежурство. Также библиотеки организовывали сбор теплых вещей и подарков для воинов Красной Армии, отдавали в дар свои облигации фонду обороны. 

«Родина-мать зовет!»   

Библиотека особенно в военные годы стала одним из институтов пропаганды советской власти. Перед ней стояла задача донести с помощью книг и СМИ важные на тот момент ключевые сообщения о сломленности врага, о героизме партизанов и армии, о духе и силе русского народа. Обзоры литературы стали носить особый характер: «Женщина-патриотка», «О партизанском движении» и другие. Все библиотеки пропагандировали 4-й том «Тихого Дона» М.Шолохова, «Гроздья гнева» Дж.Стейнбека, книгу Н. Пфлаумер «Моя семья». Агитационные пункты разворачивались повсюду, в том числе в библиотеках.

Книжные выставки — традиционный для библиотеки формат. Однако в военное время их тематика резко отличалась от привычной. Среди них — «Нападение фашистской Германии на Советский Союз», «2-я Отечественная война», «Овладей военными знаниями», «Защита Отечества – священный долг каждого гражданина», «5 лет со дня убийства Кирова», «День Сталинской Конституции» и т.д. Всего в библиотеках города в 1941 году было устроено 3780 выставок, 275 библиографических обзоров, 32 читательских конференции.

Если в первые военные месяцы главенствующее внимание в библиотеках Москвы уделяли вопросам коммунистического воспитания, культуры производства, то во второй половине года библиотеки отдавали приоритет пропаганде оборонных знаний. Из-за постоянных налетов и бомбежек библиотеки стали проводить работу по подготовке людей к противовоздушной обороне. Появились тематические папки, подборки «как бороться с зажигательной бомбой», распоряжения, приказы военных властей, сводки Совинформбюро, материалы о героизме в Армии и на Флоте.

Читатели войны 

Во время войны образ читателя значительно изменился. Среди читателей сократилось количество учащихся школ, вузов, техникумов, но увеличился процент рабочих, служащих, домохозяек. Но как никогда ранее все больше ряды читателей пополняли командиры, политработники, бойцы Красной Армии, солдаты, лежащие в госпиталях. Многие районы Москвы напрямую работали с воинскими частями. Бойцы читали «Войну и мир» Л.Толстого, «Танкер Дербент» Ю.Крымова, «Пархоменко» В.Иванова, книги о Суворове, Кутузове, о героическом прошлом родины. 

Сами библиотекари стали чаще обслуживать людей не в библиотеках, а в метро, бомбоубежищах, в воинских частях и госпиталях. Там же библиотекари устраивали новый для войны формат работы — «громкие читки». Библиотекари читали вслух, проводили беседы о боевых эпизодах войны, рассказывали о новых книгах, читали главы из них. 

В доме 1 на Большой Садовой, где находится Светловка, тоже было бомбоубежище. Местные жители рассказывали, что они там детьми прятались во время налетов. 

Закончилась война. Выстоял весь мир. Выстоял Советский Союз. Выстояла Москва. А с ней - сто две московских библиотеки. Сто второй была Городская юношеская, потом библиотека №3, а с 1965 года — Центральная городская юношеская библиотека имени Михаила Аркадьевича Светлова. Светловка, которая открылась для читателей в апреле 1941-го, за два месяца до начала Великой Отечественной войны. Светловка, которая начала свой путь со штатом сотрудников в пять человек, бомбоубежищем и фондом в 24 тысячи книг. Которая, едва родившись, приняла здесь, на Маяковской, свое в буквальном смысле боевое крещение. Она жила и сражалась вместе со страной, встретив здесь, на Большой Садовой, победный май 1945-го.

При подготовке материала использованы документы Центрального архива литературы и искусства Москвы (ЦАЛИМ)


Перейти к списку