С 26 марта согласно Указу Мэра Москвы от 25.03.20 библиотека им.М.А.Светлова временно приостанавливает обслуживание читателей.
О возобновлении работы библиотеки мы сообщим на этом сайте. Следите за нашими новостями и берегите свое здоровье!

Светловка просвещает: Алексей Сеченов о том, каково это – быть режиссером событий

Светловка просвещает: Алексей Сеченов о том, каково это – быть режиссером событий
10.12.2019

«Шоу — это жизнь!». Так считает Алексей Сеченов – главный постановщик таких больших историй, как шоу Татьяны Навки «Руслан и Людмила», церемонии открытия и закрытия Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Сочи, «Премии Муз-ТВ», множества других спортивных турниров, концертов и шоу. Человек, который любит и знает свое дело, горит им и своей энергией делится с другими. Поэтому мы недолго думали, кто станет новым героем нашего видеопроекта «Светловка просвещает»!

Посмотреть видеоинтервью можно здесь:


Расшифровка интервью:

Даша: Вы режиссер шоу. А что такое шоу?

Алексей: Жизнь. Шоу – это жизнь! Каждый день с утра просыпаешься – и шоу уже началось!

Д: То есть вы режиссируете жизнь?

А: Хотелось бы [смех]. Ну, во всяком случае, ее кусок.

Этот вопрос, знаете, лучше задать зрителю. Вот зачем зритель приходит на тот или иной спектакль, на то или иное действие, на то или иное шоу, как вы говорите… Формулировка слова шоу… Ее-то, пожалуй, никто и не знает. Это некое такое расхожее бытовое слово примерно как зубная щетка.

Ну, естественно, туда обязательно входит театральная постановка. И в большей степени это театральная постановка. Тогда вопрос – под шоу мы понимаем только объем? Что это происходит только на большом объеме и уже это шоу? Ну нет же, это же не так совсем. Объем не говорит о шоу. Это не шоу, это не действие и не спектакль, если ты не придумаешь и не создашь свой мир. Поэтому оно начинается с того, что ты должен придумать этот мир - со своими законами, со своими правилами, идеально – со своей гравитацией.

Д: Это придумывает режиссер непосредственно?

А: Совершенно верно, этим и занимается режиссер. Он должен создать этот мир.

Когда вы создаете шоу, создаете спектакль, первая стадия, которую вы проходите, - это стадия накопления материала. И вы придумываете себе одно шоу. Как вы только подходите к литературному сценарию, вы понимаете, что вы делаете другое шоу. Потом литературный сценарий захватывает режиссерский сценарий, и вы понимаете, что вы делаете уже третье шоу. Далее вы выходите на площадку, и оказывается, что вы делаете четвертое шоу. Вот оно, наступает день мероприятия - вы чувствуете, что это пятое шоу. И когда прошел эфир, вы поняли, что вы сделали шестое шоу!

Д: А команда? Как вы подходите к созданию этого мира?

А: В начале идет аналитическая работа: книги, музеи, гиды, искусствоведы, археологи, историки, люди, которые изучают локально поэзию, литературу, мифологию того или иного места, для которого ты создаешь это действие. В начале идет процесс накопления. То, что касается работы, - она занимает ровно 24 часа в сутки.

Д: А сколько вы часов спите тогда в сутки?

А: Ну, по-разному бывает. Бывает, конечно, когда организм просто-напросто уже отказывает. Он скажет – спать! И он спит и наспит себе, наверное, целых семь часов. А так обычно… Ну вот вчера ночь была час сорок.

Д: Как пришла идея пойти учиться на оператора – к этому тянуло или случайно так получилось?

А: К этому как-то жизнь подводила, понимаете… Размышления приводили к профессии, и профессия тебя держала на плаву. Когда не профессия владела тобой, а когда ты научился владеть профессией. Когда я к камере стал подходить не со страхом, а когда я к камере стал подходить с тем, что это инструмент, который может изменить жизнь человека, помочь мне с той или иной проблемой, разобраться в белом, черном, разобраться в ситуации. Поделиться с людьми, поделиться, сказать… И дальше – больше, дальше – владение литературой, знание литературы, драматургии… Вот это все медленно, знаете, наращивалось в одну елку.

Д: А вы изначально снимали какие проекты?

А: Все снял, вот все. Ну, например, восемь «Фабрик звезд» снял.

Д: Да ладно!

А: Да, представляете!

_________

Вопрос от Мальцевой Алены, свадебного организатора и Event-феи:

Мне очень интересен вопрос, связанный со свадьбами. Скажите, пожалуйста, когда-либо вы режиссировали свадьбы большого масштаба, крупного? И, если было, то расскажите поподробнее, в чем сложность таких проектов, отличие от масштабных мероприятий, фестивалей и так далее. А также, конечно, очень интересно узнать, если бы вам предложили срежиссировать свадьбу, то какие решения вы бы предложили для вашего клиента?

А: Создать свадьбу – это, мне кажется, чрезвычайно офигенная какая-то кульминация жизни. Представляете, вы создаете проект и вы в ответственности за судьбу двоих людей! И вы частичку своей души вкладываете в то, как сложится их жизнь, как они будут любить друг друга, будут ли у них там дети, внуки… И, возможно, вся эта концентрация только внутри вас, в этой точке, в этот один день... И от того, как вы это сделаете, какую вы мысль заложите, такая у них жизнь и судьба будет… Представляете? Наверное, это очень здорово. Но мне никто не предлагал! [смех]

__________

Д: Вы же не продолжили сейчас снимать кино, вы ушли…

А: Я говорю, что это медленно, медленно заменялось. Потом я закончил же… У меня еще было режиссерское образование. Да, я учился у великого мастера, Владимир Кобрин, и патроном нашей мастерской был Ролан Быков. Медленно жизнь утягивала в драматургию. И, безусловно, без начального операторского образования… Мне камера помогла создать мироощущение, смотреть на жизнь по-другому! На природу по-другому, на людей по-другому.

Д: Люди, которые читают это, им хочется, может быть, стать режиссерами. Должны они понимать, что им обязательно нужно высшее образование получить? Или, например, они для себя могут избрать какой-то иной путь?

А: Я сразу вам скажу, если спросить про меня, то я приверженец академического образования. То есть академическое образование – оно должно быть. Это как… накопить внутренний кругозор. База! Дальше вы уже можете его реконструировать. Или, пожалуйста, это образование вы тюнингуйте как угодно. Делайте из него Брабус или AMG, как вам хочется. На него накручивайте те или иные другого рода науки. Надевайте на него, соединяйте между собой все знания… Но надо иметь базу. Это как ваш постоянный клей. К нему будет все приклеиваться. Оно будет как одна большая молекула становиться.

И вы даже сами в какой-то момент поймете, что та идея, которая вами владела там семь лет, шесть лет назад, она выстрелит сейчас вместе с той идеей, которая вами владеет сейчас. Сейчас мир вообще стыков. Стык технологий, стык идей. Все живет на стыках. И чудо происходит на стыках. Вот в чем дело.

___________

Вопрос от Леши Зинатулина, студия «Знаки сезонников»:

Как известно, любой жанр хорош кроме скучного. И все-таки насколько важно придерживаться границ и законов жанра при постановке шоу? А также насколько для вас важно актерское амплуа?

А: Жанр вообще в современном мире и в современном искусстве очень тонкая вещь. Я уже говорил, что современный мир и восприятие современного мира сейчас находятся на стыках – на стыках технологий, на стыках искусств и также на стыках жанров. Можно даже судить по тем или иным титрам перед фильмом, когда говорят - трагикомедия. Что такое трагикомедия? Как это? Вот эта «трагикомедия», эта фраза, она довольно современная. Раньше была трагедия, комедия, появилась трагикомедия – что это такое?

Поэтому я могу сказать, наверное, это есть доказательство того, что жанр, с одной стороны, тебя держит внутри некой формы, а с другой стороны, не надо к слову «жанр» относиться с точки зрения рамок. Расширяйте эти рамки! Делайте этот жанр более резиновым. Насыщайте его, наполняйте его, делайте его сложнее, так чтобы он был округлый. Не загоняйте себя в рамки искусства! Рамки – это не очень хорошо.

_________

Д: А как вы считаете, есть ли какое-то ограничение, например, по возрасту?

А: В смысле?

Д: Можно ли пойти учиться на режиссера в 35?

А: В 35?

Д: Да.

А: Я боюсь, что рано.

Д: Рано?[смех] А вы пошли во сколько учиться на режиссера? То есть, вы уже операторский закончили…

А: 29 мне, наверное, было, как-то так.

Д: Какие, вы считаете, три основных качества помогли вам быть тем, кто вы есть?

А: Не знаю. Это вопрос не ко мне. Не могу я о себе…

Д: Это вопрос, наверное, к коллегам.

А:  Да-да-да. Трудоголик, вот это я могу одно сказать. Что у меня, в общем-то, нет жизни кроме работы.

Д: Вот у тех людей, кто стремится стать режиссером, что должно присутствовать? Большое желание и любовь к этому делу? Может быть, что-то еще… внутренний стержень и любовь к литературе, например?

А: Ну, все, что вы сейчас говорите, это все отлично. Конечно, иметь внутренний стержень хорошо.

Д: Кому бы вы не посоветовали становиться режиссером? Что может стать ограничением?

А:  Ограничением? Лень.

Д: А вот талант…

А: Я не знаю, что это такое. Я не знаю, что такое гениальность, что такое талант, для меня… У меня вот весь талант – на табуретке сидишь в размышлениях и прочее. Восемь часов сидишь, шестнадцать часов сидишь, сутки, двое, трое… раз! И чего-то там свалилось в голову – о, круто!

Д: Прислушиваетесь к своей команде? Вот у вас, например, есть какая-то мысль, и вы считаете, видите это так – так это должно быть. А коллеги говорят – нам кажется, все-таки немножко по-другому. Или таких ситуаций в принципе не бывает?

А: Хороший вопрос. Я прислушиваюсь, но сделаю по-своему.

Конечно, команда – это большущий организм, это сложнейший организм. Безусловно, когда создается шоу, есть детали, которых я и не знаю, и не должен знать!

Д: Вы доверяете команде?

А:  Ну естественно, это обязательно. Есть начало, которое я создаю, есть эта траектория, есть этот вектор, есть эта энергия и прочее…Энергия, энергия!

Д: Во время шоу вы находитесь за камерами? Там, где съемочная группа находится?

А: Есть так называемая пультовая – это общее управление шоу. Вот я нахожусь там.

Д: Какой функционал…

А: Именно в этот момент?

Д: Да, в этот момент.

А: Когда уже шоу, спектакль пошел, он пошел. Это уже, знаете, записанная сложнейшая компьютерная модель, которая двигается. Это примерно то же самое, как запустить ракету в космос. Важно и страшно, если в момент шоу, в момент прямого эфира что-то случится. Вот тогда все на пультовой, пятьдесят человек, посмотрят в одну сторону – на тебя. И ты должен мгновенно принять решение, что же делать дальше. Вот готовы вы взять на себя такого рода ответственность? Сами подумайте и скажите, хотим ли мы быть режиссерами или нет.

Д: Все любят про искусственный интеллект поговорить, что искусственный интеллект рисует картины, что искусственный интеллект пишет тексты лучше чем копирайтеры. Вот вы как считаете, режиссер будущего… что требует время в завтрашнем человеке такой профессии?

А: Недалекое будущее, оно… также находится во власти человека. Точка кипения может встать тогда, когда искусственный интеллект создаст искусственный интеллект. Вот тогда можем что-то об этом как-то рассуждать, и говорить, и пророчить в эту сторону.

 Д: Вот вы как считаете, какой актуальный интересный формат, какой правильный, может быть, формат мероприятия должен происходить в библиотеке?

А: Лекция. Да, с примерами, безусловно, с рассказом. Так, чтобы человек говорил на конкретных примерах и прочее, говорил о своей работе, о своем опыте… И форма диалога!

Д: Сейчас настолько все перенасыщено и столько лекций предлагают вузы, какие-то открытые площадки, что библиотекам приходится просто удивлять. Вот как мы, мы придумываем какие-то иммерсивные спектакли, мы придумываем какие-то перфомансы, что угодно, потому что человеку скучно. Вот если не лекция, должна ли библиотека придумывать какие-то заманки, заманухи…

А: Заманухи всегда надо придумывать. Работают они или не работают, главное – придумывать. Финал не важен, главное – путь. Главное – думать, думать, думать, придумывать. И это обязательно где-то выстрелит. Но главное все время находиться в движении, правильно это или неправильно, вот в этом рассуждении. И тогда лекция и лектор у вас будут такими как замануха!

Зритель хочет быть обманутым, понимаете, он приходит, он просидел три часа или там час, полтора, два. Вышел – что со мной произошло? Но он сделал один вывод – я хочу поменяться. Вот что с ним сделали, почему, что это такое… Вот что на него повлияло так – трудно сказать.

Д: Тайная задача – это чтобы у человека поменялось какое-то…

А: Это не тайная, это явная задача.

Д: Чтобы у него поменялось мнение о себе или о чем угодно?

А: Да, да. Я могу так сказать, что если из зала выходит человек, который сказал, что после того, что увидел, сегодня или с завтрашнего дня меняет свою жизнь - это успех.

___________

Вопрос от Александры, студентки 4 курса актерского факультета ВГИК:

Я хотела задать вам вопрос, разочаровывались ли вы когда-нибудь в своей профессии, особенно в студенческие годы, и как вы себя настраивали, что вам помогло не сдаться, работать дальше и понять, что это ваш путь?

А: Вопрос очень конкретный. Что касается меня, я никогда не разочаровывался в своей профессии, я не знаю, что такое разочаровываться и как можно разочароваться в том, что ты любишь. Вот, это раз. А второе – я что подумал, что, наверное, это очень круто – разочароваться в своей профессии. Это лишний повод для того, чтобы пересмотреть свое отношение к этой профессии. Возможно, это повод для вас, чтобы встать на следующую ступеньку внутри этой профессии. Потому что, безусловно, чтобы встать на следующую ступеньку, нужен какой-то удар. Этот удар можно пережить и нужно пережить и … подняться. Станете только сильнее на следующий день.

__________

Д: Следите ли вы за тем, как люди делают другие шоу, другие концерты? Как делают, может быть, не у нас в России?

А: Слежу поскольку, постольку это является моей профессией.

Д: Вы стремитесь что-то за кем-то повторить?

А: Нет.

Д: Или взять какую-то идею…

А: Нет. Вообще это… Во-первых, это невозможно повторить. Вот так взять и украсть чью-то идею – это абсурд, это невозможно. А второе…тратить время на чужие мысли, зачем?..

Д: Можете дать несколько советов тем, кто все-таки не потеряет надежду, что он еще хочет стать режиссером?

А: Режиссер – это прежде всего ответственность, которая круглые сутки. За то, что вы делаете, за то, что вы транслируете, за то, что вы создаете, за то, что вы придумываете, за будущее этих зрителей и прочее. Потому что одно ваше неверное движение с точки зрения драматургии, показа, и это может натолкнуть зрителя на ту или иную мысль, и эта мысль не всегда может быть хорошей. Вы должны быть чрезвычайно аккуратны с трансляцией своих идей. Помните, что от того, что мы делаем, зависит и зависимо многое.

Д: И судьбы людей…

А: Сто процентов. Когда вы делаете это на большом стадионе с прямым эфиром, когда возникает одновременно шумиха и показ на телевидении, показ в сети, обсуждение и прочее… Аккуратно со словами.

Д: Как много вы вообще читаете?

А: Мало читаю. Неинтересно мне сейчас ничего ни читать, неинтересно на данном этапе ничего ни смотреть. Я фактически не смотрю кино, фактически ничего не читаю. Мне интересно делать самому, и создавать самому, и писать самому.

Д: Когда можно начать считать себя профессионалом? В какой момент?

А: Я могу тоже сказать рекомендацию – никогда!

Д: Никогда?

А: Да. Не считайте себя профессионалом. Как только вы посчитали себя профессионалом…

Д: Все, вы остановились?

А: Да. Идите в Старбакс, попейте кофе.


«Светловка просвещает» - это серия интервью с известными личностями, которые рассказывают о своем деле. Цель интервью – раскрыть тонкости разных профессий и помочь молодежи определиться с будущей профессией.
Перейти к списку